A SONG OF ICE AND FIRE ❖ DREAM OF SPRING

Объявление


Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам цикла книг Джорджа Р.Р. Мартина "Песнь Льда и Огня"! Пока знатные лорды Юга делят между собой Железный Престол, с Севера на Семь Королевств надвигается опасность куда серьёзней гражданской войны. Мейстеры Цитадели объявили наступление зимы, которая обещает быть долгой...

Срочно разыскиваются: Джейме Ланнистер, Мирцелла Баратеон, Тристан Мартелл, Маргери Тирелл, Оленна Тирелл, Рамси Болтон, Барристан Селми.
НАШИ ДРУЗЬЯ
ТОПЫ И КАТАЛОГИ
ИНФОРМАЦИЯ О ФОРУМЕ
Система игры: эпизоды;
Рейтинг: NC-17;
Год в игре: 300 после В.Э.
Важная информация: неканоны принимаются только в ряды братьев Ночного Дозора, вольного народа и Братства без Знамён.

АДМИНИСТРАЦИЯ
Rhaegar TargaryenJaime Lannister
Petyr BaelishVaoriRoose Bolton
Marwyn the Mage
ПОСТ СЕНТЯБРЯ

Но в этом сладком яблоке веселья и беззаботности жил червяк, который пожирал его изнутри. И имя ему было Эйрис Таргариен. Стоило вспомнить об этом, как улыбка на устах молодого принца померкла и он вновь очутился где-то внутри своих переживаний. Нужно было избавить яблоко от червяка, пока оно не погибло. - Rhaegar Targaryen,
Турнир в Харренхолле. Затишье перед бурей.

ИГРОК СЕНТЯБРЯ

ЦИТАТА СЕНТЯБРЯ

"Поцелованная огнем Игритт была столь же пылкая и дерзкая, как языки пламени, Вель же, чье имя струилось на языке медленной, но коварной рекой, была спокойна, и в ее спокойствие таилась ее сила и опасность.". - Mance Rayder

КАТАЛОГИ
LYL
ПАРТНЁРЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A SONG OF ICE AND FIRE ❖ DREAM OF SPRING » Ложная весна » Турнир в Харренхолле. Не моя любовь


Турнир в Харренхолле. Не моя любовь

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

НЕ МОЯ ЛЮБОВЬ
•     •     •
http://i.imgur.com/6gCf95Y.gif  https://33.media.tumblr.com/d94f8ea13567c08b108fec94c57515db/tumblr_npf0m6f2Ix1rwksqeo1_250.gif

УЧАСТНИКИ: Arthur Dayne & Elia Martell
ОБСТАНОВКА: Дорога от замка Харренхолла до септы; небо над головами затянуто дымкой облаков, вдалеке, собирается грозовая туча.
СУТЬ: Надвигается одно из самых значимых событий - рыцарский турнир в Харренхолле; на него съезжаются лорды, леди и рыцари из всех уголков Вестероса. И семья наследника престола, разумеется, тоже прибыла на турнир. Однако, Элии Дорнийской хочется хотя бы ненадолго побыть в тишине и уединении. Но даже вдали от королевского двора, девушка не решиться совершить прогулку в одиночестве.

Отредактировано Elia Martell (2015-07-23 18:40:49)

+2

2

В замке сегодня было душно. Духота как предвестник дождя или даже грозы, проникала в самые узкие щели, наполняя собой воздух. Дышать было тяжело и даже ажурные вееры не спасали дам от недостатка воздуха; количество дам, лишившихся чувств, сегодня был необычайно высок, и Элия Мартелл понимала их. Сидя в окружении своих верных фрейлин-подруг, слушая звуки арфы, девушка чувствовала, как сознание готовиться покинуть ее.
- Моя принцесса, Вам нехорошо? – обращаются к ней откуда-то сбоку, выдергивая сознание Элии из приятного тумана. Девушка оборачивается на голос и встречается взглядом с обеспокоенными глазами одной из фрейлин. Элия замечает, что все взгляды обращены к ней и даже певец перестал играть и петь, взволнованно глядя на жену кронпринца.
- Нет, – тихо, пожалуй, даже слишком тихо для человека с хорошим самочувствием, произнесла Элия, ободряюще улыбаясь, - со мной все хорошо. К чему волновать фрейлин? Слабое здоровье Элия принимала как должное, относясь более чем спокойно к своим обморокам. Красный замок – ужасное место для жизни, особенно после дорнийских просторов, а парк здесь не идет ни в какое сравнение с Водными садами. И Харренхолл был ни чем не лучше. Элия скучала по своей родине, скучала по жаркому климату, скучала по спасительной тени оазиса, скучала по братьям… В последнее время тоска по дому чувствовалась в ней особо остро, но все вокруг принимали это за плохое самочувствие.
Девушка поднялась со своего места, молчаливо прерывая игру музыканта и заставляя подняться вслед всех присутствующих. Боже, как она устала от следующих тенью фрейлин. Никто даже представить не может, как сильно она хочет остаться одна. Хотя бы на несколько минут. Совсем одна. Но этикет и честь превыше любых желаний.
- Я хочу прогуляться до Септы, – объявила принцесса, обводя взглядом своих верных подданных.
- Пешком?! – в один голос возмутились две девушки, остальные промолчали, но в глазах у них читалось такое же недоумение. Они явно не горели желанием идти пешком через весь город. А Элии, наоборот, хотелось пройтись по территории замка и даже выйти за его пределы, отдохнуть от гнета массивных стен, подышать тем же воздухом, которым дышат нормальные люди.
- Да, – на удивление резко ответила Элия, но через мгновение добавила уже куда мягче,- Сегодня и без того очень душно. Боюсь, я задохнусь в носилках, – по губам пробежала легкая, но несколько печальная улыбка.
- Как пожелаете, – девушки, определенно расстроились, но склонили головы в почтенном полупоклоне, выражая готовность следовать за своей принцессой по пятам.
- Нет, вы останетесь тут. – стайка девушек позади совершенно не подходила для прогулки по городу. Поймав удивленные взгляды фрейлин, Элия улыбнулась, - меня сопроводит один из рыцарей Его Величества, а у вас и без того множество забот. Сегодня прибыл торговец с тканями и украшениями – выберете себе, что пожелаете. На турнир приедут лучшие лорды и рыцари семи королевств. – Элия лукаво улыбнулась, увидев, как в глазах фрейлин удивление сменяется заинтересованностью и даже благодарностью, по правде говоря, из них мало кто горел желанием идти через весь город пешком.
Однако, принцесса понятия не имела, кого из рыцарей Его Величества попросить о сопровождение, но лучше пусть будет молчаливая тень позади, чем сонм девушек, обсуждающих ткани и лордов. С Рейегаром в Харренхолл приехало не так уж много белых плащей, но особенно рада дорнийская принцесса была бы сиру Дейну. Рыцарь без страха и упрека, хороший друг кронпринца вызывал у девушки теплые дружеские чувства.
Элия улыбнулась на прощание своим фрейлинам и вышла из зала в коридор. В другой части коридора принцесса заметила развивающийся белый плащ. Догнать рыцаря оказалось не сложно, даже не теряя царственной медлительности.
- Сир, – неожиданно робко обратилась к рыцарю Элия, - я хочу сходить в Септу, а все мои фрейлины дурно себя чувствуют, – врать было неприятно, но сказать, что она сама их выпроводила принцесса не могла, - вы не могли бы меня сопроводить? Обещаю, я не задержу вас слишком долго, - все же он рыцарь, у которого есть дела куда важнее, чем сопровождать принцесс в Септы. Когда человек в белом плаще повернулся, на губах Элии засияла радостная улыбка. Он точно не откажет.

Отредактировано Elia Martell (2015-07-23 18:45:24)

+5

3

Ни ветерка, ни единого движения - прогретый солнечными лучами воздух был будто скомкан, разлегся тяжелой невидимой тушей на шпилях башен, на поникших флагах, на горячих камнях стен Харренхолла. Вокруг замка будто бы щедрой рукой пахаря были разбросаны палатки - съехавшиеся рыцари и их оруженосцы готовились к самому крупному турниру за последние годы. Казалось, сама природа чувствует это напряженное ожидание, эту готовность выступить и показать себя в лучшем виде, которой были буквально пропитаны мужчины, начищая доспехи, оттачивая мечи, отрабатывая на свободных площадках движения, - оттого и сгустился воздух, отяжелел и заполнил собою замок. Там, за пределами палаточного городка, ближе к лесам, наверняка дышалось легче и свободнее... Однако сир Эртур Дейн, без особого дела слонявшийся по Харренхоллу, не горел желанием присоединиться к рыцарям, готовящимся к турниру.
В своей силе и в умениях он был уверен, как был уверен и в том, что большую половину собравшихся одолеет без особых затруднений, если только Воин не лишит его своей благосклонности. Но вовсе не турнир занимал его мысли сейчас - как и раньше, как и по дороге сюда, как и в Королевской Гавани. Возможно, ему бы и стоило отвлечься, провести пробный бой с кем-нибудь из рыцарей... По крайней мере, выбросил бы из головы то, что лишало покоя. Сосредоточенность на схватке лучше всего другого помогла бы избавиться от ощущения, что он, отважный и благородный рыцарь, посвятивший свою жизнь служению короне, добрый и верный друг, превосходный и честный воин... попросту предатель. Предатель, который не может избавиться от наваждения, и даже в мыслях предает и Эйериса, и Рейегара раз за разом, возвращаясь к образу, что царил в его душе.
Тихая и кроткая Элия Дорнийская как-то незаметно вошла в его сердце и поселилась там, опутав его теми испокон веков известными сетями, которые воспевали менестрели, за которые проливали кровь рыцари, и имя которым - любовь. Принцесса, невестка короля, жена лучшего друга... Нет, воистину, Эртур Дейн не мог бы найти более неудачного применения своему любовному пылу, выход которому поклялся не давать еще несколько лет назад, когда принес присягу королевскому дому. Как же так получается, что он нарушает клятву - пусть не телом, но духом? Как получается, что он раз за разом воскрешает в памяти ее темные глаза, будто хранившие жаркий мрак дорнийских ночей, тихую ласковую улыбку, изящество черт лица, мягкие жесты маленьких аккуратных рук? Жена лучшего друга. Женщина, рядом с которой хочется быть, ради которой хочется сражаться, желания которой хочется выполнять пусть даже вопреки приказам короля.
Но нет. Он не позволит себе такого неповиновения, и пусть Неведомый, сейчас забавляющийся с его душой, не надеется увлечь сира Дейна во мрак, где он потеряет свое благородство, а значит - потеряет и себя самого.
И все же... В отсутствие распоряжений короля и принца Эртур проводил время в замке, не на поле, не возле палаток и не в септе, вознося молитвы Воину. И не до конца отдавал себе отчет, что надеется увидеть Элию, и что это искушение играет с ним.
Мысль оказалась столь явной, что Дейн едва не вздрогнул, услышав голос, который услышать хотел и не хотел единовременно.
- Моя принцесса, - он склонил голову в знак уважения. - Я буду счастлив оказаться вам полезным.
Ни одной лишней мысли. Убить, разрубить надежду "Рассветом" на куски. Сдержать сердце, едва ли не болезненно ударившее в броню изнутри. Пожалуйста.
[NIC]Arthur Dayne[/NIC]
[STA]Меч Зари[/STA]
[SGN]Auf Ziel voraus zum hellen Schein
Durch den Sturm zum Himmelreich[/SGN]
[AVA]http://funkyimg.com/i/Zkef.jpg[/AVA]

Отредактировано Sansa Stark (2015-08-15 11:36:20)

+5

4

Харренхолл – величественный замок, башни которого упираются в небо, грозясь потревожить Богов. Но высокие башни и толстые стены не спасли этот замок от драконьего огня, став могилой лорду Харрену. Эта история приходила Элии на ум каждый раз, когда чаша ее терпения была близка к тому, чтобы переполниться, когда пренебрежение короля выбивало ее из равновесия, Дорнийская принцесса вспоминала о драконьем огне, и гнев в ее душе угасал, уступая место страху. Она боялась смерти, боялась оставить своих детей, и потому боялась стать окончательно не угодной Эйрису. И всегда замок лорда Харрена был для нее символом смерти, олицетворением платы за непокорность, и оттого сейчас все здесь выглядело насмешкой. Цветастые шатры знатных лордов и рыцарей со всех Семи Королевств, яркие флаги, покоящиеся из-за отсутствия даже намека на ветерок, сияющие доспехи участников турнира и дамы в броских одеждах, - все это напоминало Элии Дорнийской пляску на костях, и женщина не могла отделаться от ощущения, что ничего хорошего от этого турнира ждать не стоит. Но принцесса всячески гнала эти мысли, надеясь, что молитва развеет все сомнения, успокоит душу. Элия всегда находила утешение в молитве, еще когда мать читала молитву над ее кроваткой. И сейчас ее душа жаждала молитвы: Матери – за их с Рейегаром детей и Воину – чтобы даровал свою милость ее супругу в этом турнире. И Элия была искренне рада, что в септу ее сопроводит сир Эртур Дейн. «Но почему он не полирует свой меч перед турниром, как остальные?» - подумалось принцессе, когда они вышли из замка и их встретили разбитые палатки и множество людей, снующих туда-сюда.
- Сир Эртур, – девушка поравнялась с рыцарем, и заглянула ему в глаза с неподдельным детским любопытством, - а почему Вы не готовитесь к турниру? Неужели вы разобьете сердца большинству дам, прибывших сюда, не участвуя в турнире? – это не было лесть ни в полуслове. Сир Эртур действительно был предметом воздыханий многих девушек, только в окружении самой Элии Дорнийской таких было не меньше пяти. И его белый плащ грозил стать саваном для особо впечатлительных и ранних особ. Эртур Дейн – последний человек во всех Семи Королевствах (исключительно, по мнению дорнийской принцессы), кто посмел бы нарушить данные королю и стране клятвы. И за это она его уважала.

Духота на улице ощущалась еще сильнее, чем в замке. Раскаленный, густой воздух напоминал воскресный пудинг, а его Элия не любила с детства, а когда густой, тяжелый воздух проникал в легкие, отказываясь бежать по артериями, становилось по-настоящему дурно, но Элия всеми силами боролась с дурнотой, мечтая лишь добраться до септы, где темнота скроет ее от этого праздника лицемерия. Но определенно не ее одну тревожили неприятные мысли, сир Дейн тоже был весьма потерян и будто бы даже расстроен.
- Вас что-то тревожит, сир? – несколько потерянный вид Эртура всерьез озадачил Элию, и пусть рыцарь никогда не отличался разгульным нравом, но сейчас в его глазах была какая-то особенная тоска и печаль.

- Пирожки! Горячие пирожки! С мясом и капустой! Налетай, разбирай! – светловолосый мальчишка лет шести появился, словно из-под земли прямо под ногами Элии, и наступил ей на полы платья. Девушка негромко ойкнула, теряя равновесие, и была готова вот-вот упасть, запутавшись в полах своего атласного платья цвета морской воды у берегов дорнийских пустынь.

+3

5

Вопрос Элии ненадолго повис в воздухе - ровно на то время, пока Дейн чуть растерянно искал, чем бы прикрыть очевидный факт, что турнир действительно не слишком занимает сейчас его мысли. Странное, не слишком разумное поведение для рыцаря, и неудивительно, что принцесса обратила на это внимание. Вы пойманы с поличным, сир Эртур, отпираться бесполезно.
- Хочу дать ратникам небольшую фору, - нашелся Дейн, мягко и коротко улыбнувшись, пряча неуместное смущение и пытаясь за полушуткой скрыть истинное.
Она говорила о дамах, которым он невольно разобьет сердце, а его из всего великолепия дочерей, сестер, невест и жен интересовала лишь одна... та самая, которой он даже не может признаться, не опорочив свою честь. Единственная из всех, которой он хотел бы посвятить все победы, что, несомненно, одержит на этом турнире. Если бы только она могла отметить его знаком внимания... Эртур, будучи вынужден хранить безмолвие и прятать чувства от посторонних глаз, признался бы ей копьем и мечом, раз за разом поражая противников во имя Элии Дорнийской, чужой жены, матери наследников престола, властительницы Вестероса и его, Дейна, сердца.
Пожалуй, это не такая уж глупая и невозможная идея... только выбрать бы время дать ей это понять. И аккуратно подобрать слова, чтобы Элия не посчитала себя обязанной... или нет, все же нет.
Сомнения, терзавшие Эртура, немного померкли, когда принцесса и рыцарь покинули Харренхолл. Вопреки ожиданиям, здесь дышалось еще тяжелее. Дейн с некоторой тревогой взглянул на свою спутницу, опасаясь, что ей может стать дурно и будучи готов прийти в любой момент на помощь, если таковая понадобится. Пусть она из Дорна и привыкла к жаркой погоде, но едва ли тяжелый спертый воздух лесов похож на прокаленный солнцем песчаный ветер сердца пустынь. Однако Элия держалась лучше, чем он предполагал, и даже обратила внимание на его несколько потерянный вид. Вы просто магистр тайн, сир Эртур, мастер хранить секреты.
Тревожит... Как будто ответить было так просто. Что бы она сказала, если б знала, как его волнует ее близость? Пожалуй, лучше всего будет сказать о естественном напряжении перед грандиозным турниром и о том, как его, рыцаря Белой Гвардии, беспокоят возможные опасности, которые могут угрожать королевской семье при такой суматохе и скоплении народа. Но Дейн не успел произнести и слова, когда продававший пирожки лихой паренек буквально сбил с ног принцессу.
- Осторожнее! - Эртур едва успел ее подхватить, бросил настороженный взгляд вслед мальчишке, что, ойкнув, тут же припустил прочь, и замер на несколько мгновений, почти обнимая молодую женщину, укравшую его сердце. - С вами все хорошо, моя принцесса?..
Его дыхание, будто долгожданный ветер, тронуло прядь волос на виске Элии, пальцы дрогнули на спине, бережно поддерживая ее. Искушение привлечь ее чуть ближе, оградить руками от всех опасностей, что могли угрожать леди среди хаоса лагерного городка, было велико, но Дейн не поддался ему, с некоторым сожалением отстраняясь, но все же придерживая Элию под руку, будто обещая надежность.

+4

6

Это было бы весьма позорное падение. И, наверное,  впервые на ее памяти, Рейегар и Эйгон были бы солидарны, обрушивая весь свой драконий гнев на нее, посмевшую извалять титул кронпринцессы в харренхольской пыли. Но Хвала Семерым, рядом был тот, чьи руки оказались надежной опорой и были готовы стать самой крепкой защитой от всех опасностей.  И пусть эти руки принадлежали совершенно иному мужчине, и пусть Элия Дорнийская жаждала всей душой, чтобы эти руки принадлежали ее супругу, это были руки Рыцаря Королевской Гвардии. Мгновение, что она находилась в неясном положении между падением и равновесием, найдя опору на рыцарских руках, длилось, кажется, целую вечность.
- Спасибо, сир Эртур, со мной все хорошо – тихо, практически шепотом, произнесла женщина, горячим дыханием, вероятно, обжигая его лицо, - надеюсь, вы всегда будете рядом, чтобы спасти Королевскую семью от падения, – не скрывая двусмысленность своих слов, Элия мягко улыбнулась.

Не спеша, с благодарностью принимая надежную опору Эртура Дейна, принцесса продолжила свой пусть в Септу сквозь палаточный городок. На турнир собралась бесчисленное количество рыцарей, лорд Харренхолла постарался на славу, и Элия уже предвкушала, что этот турнир войдет в историю Семи Королевств. Только вот в каком ключе будут те рассказы?
- Надеюсь, Воин, не оставит Вас, сир Эртур, – запоздало отозвалась Элия на его словах о форе, - впрочем, еще не было случая, чтобы Он Вас оставил, – женщина улыбнулась рыцарю, будто бы ее позорного падения и чудесного спасения и не было, хотя при одном воспоминании об этом на щеках Элии выступал стыдливый румянец. Прикосновение пальцев сира Эртура к ее оголенной спине до сих пор горели огнем.

Ее детство, прошедшее в жарких дорнийских пустынях, под палящим солнцем и на всех возможных ветрах, не готовило ее к удушающему лесу, в котором, несмотря на обилие деревьев и прочей зелени, дышалось ни на йоту не легче, чем в замке, а, казалось, что еще тяжелее. Воздух был будто бы вязким, тяжелым, не желал наполнять легкие, оставляя принцессу на произвол судьбы. Но все же лишиться чувств – это не потерять равновесие от столкновения с мальчишкой.  Палаточный городок с его шумными разговорами, ржанием лошадей, лязгом оружия и заливистым смехом девиц остался позади, а впереди была небольшая рощица, через которую шла мощеная дорога, на другом конце которой виднелись обильно украшенные двери Септы. 
Какое-то время они шли в молчании, каждый думая о своем, но в то же время тишины не было. Шорох ее платья и его белоснежного плаща, чириканье птиц на ветках в глубине рощицы, кажется, где-то вдалеке даже пробежал какой-то зверек, ломая сухие ветки – их окружало множество звуков, складывающихся в непередаваемую мелодию леса, мелодию спокойствия и размышления. Как же давно Элия Дорнийская не находилась в такой благодатной обстановке, наедине с собственным мыслями. И все ее мысли были заняты лишь семьей, с раннего детства ей внушали, что ее удел – семья, воспитание детей, но никто ей тогда не сказал, что это будет королевская семья.  Маленькой девочкой, Элия представляла себя хозяйкой небольшого замка, возможно, Звездопада, она мечтала о любящем муже и множестве детей, но все вышло иначе. Она вовсе не хозяйка, а скорее пленница в руках Безумного Короля, а ее любимый супруг смотрит на нее с теплом, но без любви, а слабое здоровье стало препятствием на пути к множеству детей. Их с Рейегаром дочь растет в бесконечной родительской любви, но Элия знает, что она еще не до конца исполнила свой долг, кронпринцу нужен сын. Любой ценой.  Элия медленно шла, чувствуя, как мысли начинают путаться и обрываться на середине, как зелень леса плывет перед глазами, словно в солнечном мареве.
- Сир… – слабым голосом произнесла принцесса, будто бы ее голос пробивался через непреодолимые препятствия, хотела, было, она попросить помощи, но не успела.

В глазах в один момент потемнело, мир с ужасающей скоростью завертелся, лишая принцессу опоры даже в виде рук сира Эртура. Встреча принцессы к мощеной дорогой произошла, когда сознание уже покинуло ее, изгоняя из головы мрачные мысли о долге и наполняя их всепоглощающей темнотой.

+3

7

На какой-то миг у Дейна перехватило дыхание, настолько четко слова Элии попали в точку, настолько явно задели его и без того расшатанные чувства. Падение Королевской семьи - не в пыль дороги, а куда более серьезное - более чем возможно, если только сир Эртур, славный меч Зари, великолепный благородный рыцарь, осмелится переступить через данные им обеты, через дружбу и честь, и запятнать имя принцессы своей любовью. Нет уж. Он опустил взгляд, чувствуя внутри жар от ее близости, ее голоса и ее слов - жар ничуть не связанный с духотой Харренхолла, рожденный лишь в горниле его неразделенного обожания.
Вероятно, Элия была не самой красивой женщиной на турнире. И Дейн, с детства привыкший к истинной красоте, которой блистала его родная сестра, умом мог это понимать. Но в Элии было столько сдержанного обаяния, столько аккуратной женственности в движениях, столько неяркого теплого света в ласковой улыбке и столько нежности во взгляде, что устоять перед ними он просто не мог. Дорнийское жаркое иссушающее солнце, под чьими лучами вырастали самые соблазнительные и яркие женщины Вестероса, будто бы подарило Элии свою искру, кусочек себя. И в отличие от блистательных дорниек, которые отражали свет и слепили им рыцарей, заставляя нарушать клятвы в угоду сердца и плоти, супруга Рейегара носила это солнце в себе. Скрытое и будто бы намеренно притушенное, но неизменно горячее и настоящее.
- Благодарю, миледи, - чуть запоздало отозвался Дейн, борясь с некстати разгоревшимся внутренним огнем. Пальцы еще хранили тепло ее кожи, и он сжал руку, пытаясь удержать его как некую случайно обретенную драгоценность. - Воин благосклонен ко мне, это правда.
И когда они будут в септе, надо и ему тоже обратиться к богам. К Воину - чтобы, как и прежде, не оставлял его и направлял верный клинок в твердой руке, не позволил дрогнуть и нанести неправильный удар. К Матери - чтобы хранила Элию Дорнийскую, даровала ей здоровье, душевное спокойствие и благополучие. К... Неведомому. Чтобы успокоил его мятущееся сердце и позволил разлюбить.
"Если бы и вы были столь благосклонны, чтобы отметить меня вашей лентой или платком, я одерживал бы победы в вашу честь," - Дейн почти произнес это вслух. Почти, потому что, решившись нарушить молчание, потерял слишком много времени на раздумье и не успел подхватить девушку во второй раз. Вот оно, разрушающее влияние лишних мыслей, сомнений, этой ненужной никому любви, с которой так трудно бороться.
Эртур поднял ее, подхватил на руки, с трепетом отмечая, насколько легко и приятно ее держать, и отмахиваясь от этих мыслей и чувств - снова и снова, раз за разом, пока они не отомрут внутри, пока Неведомый не сжалится и не перестанет забавляться с ним. Оглянулся в сторону Харренхолла, над которым тяжело стоял незыблемый горячий воздух, и зашагал прочь. От замка, от палаточного городка, от дороги - в лес, где травы и листья рождали свежесть, а кроны деревьев защищали от иссушающего неласкового солнца. Всего на несколько десятков шагов в сторону, чтобы дать Элии возможность глотнуть чистого воздуха и прийти в себя.
Он бережно положил свою ценную ношу на траву, затем скинул плащ, расстелил его под деревом и переложил принцессу на него. Долг белых плащей - служить короне... пусть даже так.
Теплый солнечный луч, улучив момент, прокрался сквозь едва тронутые легким ветерком листья и упал на лицо девушки, позолотил ее ресницы, озарил бледную кожу. Со всей возможной нежностью, которые хранили его руки, куда больше привыкшие к мечу, нежели к ласке, Дейн провел пальцами по ее волосам, по щеке, не до конца отдавая себе отчет - действительно ли он ласкает ее или же только пытается привести в себя.
- Моя принцесса, - тихо позвал он, ощущая, как нарастают внутри беспокойство и волнение. Может, действительно стоило вернуться в замок, в духоту и неприятный, совершенно недорнийский жар? Может, он рискует сейчас ее здоровьем, решив, что простор и свежий воздух ей нужны куда больше, чем толпа нервных фрейлин с маслами и настойками? Те наверняка тут же окружили бы ее, и дышать стало бы еще тяжелее. - Миледи... - Не слишком ли много вы на себя берете, сир Дейн? - Элия...

+4

8

Тьма, обступившая и поглотившая ее сознание была приветлива и ласкова, словно материнские объятья. Оставив сознание с его печалями и раздумьями где-то далеко, Элия Дорнийская пусть всего на несколько минут вернулась туда, где никому не было дела до ее слабого здоровья и способности рожать детей. На какое-то мгновение она вернулась домой. Но теперь ее дом здесь, подле Рейегара, и думать иначе она не может. Прикосновение ласковых рук к волосам и лицу, несомненно, это отец ласкает свою бедную дочку. Элия улыбнулась. Кто-то звал ее по имени, так ласково и любя. Оберин. Несомненно Оберин.

Тьма вокруг ее мыслей начала сгущаться, стало прохладнее и свежее, а еще через какое-то время тьма лопнула, словно мыльный пузырь, и выпустила ее из своих объятий. Принцесса разомкнула темные глаза, чувствуя как ресницы увлажнились, и с ужасом осознала, что те руки из «сна» принадлежали вовсе не отцу. Теплые, сухие, несколько огрубевшие пальцы принадлежали Эртуру Дейну. И голос тоже был его, ласково произнесенное имя сорвалось с его губ, а румянец стыда выступил на щеках принцессы. На мгновение ей захотелось вновь упасть в темноту, и чтобы эти руки вновь принадлежали ее отцу или брату, она даже закрыла глаза, но через секунду вновь раскрыла их, встретив взглядом небо. Вероятно, надо было что-то сказать, но слова, как назло, не шли, а дышать в лесу было невероятно легко и приятно, ей хотелось просто дышать. Молчание, повисшее между принцессой и рыцарем, нарушили игривые трели птиц, что расселись на ветвях деревьев и теперь с интересом наблюдали за тем, что происходило внизу.
- Мне так жаль, – она действительно сожалела о произошедшем, ее обмороки были едва ли не привычным делом, но сир Эртур не должен был быть их свидетелем, - я, видимо, никогда не смогу привыкнуть к местному климату, он меня убивает, – губы женщины тронула улыбка. Принцесса приподнялась на локтях, но окончательно подниматься на ноги не решалась.
- Спасибо Вам за вашу заботу. Мне бы хотелось отблагодарить Вас, – голос Элии дрогнул, она сказала это недостаточно обдумав. Ей действительно бесконечно хотелось отблагодарить рыцаря, но она не знала, как же это сделать. Принцесса взглянула ему в глаза и улыбнулась. Тонкие ручки метнулись к шее, ловким, практически незаметным движением, ее пальчики разделались с замком ювелирной подвески в форме Солнца, пронзенного Копьем, символа их дома. Эту подвесу ей подарил Доран, когда она уезжала в Королевскую Гавань, чтобы она всегда помнила кто она и откуда, но чтобы это помнить, ей вовсе не нужен металл на шее. Элия потянулась к рыцарю, осторожно беря того за руку и поворачивая его руку ладонью вверх. Небольшой кулон лег на ладонь практически невесомой ношей, а яркая золотая цепочка свернулась кольцами, словно песчаная змейка.
- Брат подарил мне этот кулон, когда я уезжала в Королевскую Гавань, чтобы я всегда помнила свою родину, а сейчас я отдаю его вам в знак моей бесконечной благодарности, – губы Элии тронула немного печальная, но ласковая улыбка, а тонкие пальчики настойчиво сжали пальцы рыцаря в кулак, заставляя его сжать подвеску. Но этого было мало, непростительно мало, преступно мало за то, что он сделал для нее. Ее руки вновь взметнулись вверх, но в этот раз к голове. В этот раз ей пришлось повозить дольше, чем с кулоном, но все же ткань, крепившаяся к диадеме и закрывающая волосы от Солнца, опустилась ей на руки. Тончайший шелк насыщенного бирюзового цвета, тон в тон повторяющего цвет ее платья она протянула сиру Эртуру.
- Знайте, что на этом Турнире благосклонен будет к Вам не только Воин, но и одна Дорнийская принцесса, – губы Элии вновь тронула улыбка, а ткань с ее волос мягкой волной легла на руку сира Эртура. Девушка с удивительной грацией и легкостью для человека после обморока, поднялась на ноги, осторожно, чтобы не запачкать белоснежный плащ Эртура.

+3

9

Ее неосознанная улыбка была ему словно наградой. Ее блестящие слезы в глазах - пощечиной. Что он позволяет себе? Как вообще решился унести принцессу прочь от замка и лагеря? Если их кто-то видел, если кто-то в суматохе обратил внимание, что супруга Рейегара наедине с другим мужчиной?.. Нет, не мужчиной. Рыцарем Королевской Гвардии. Не зря с них требуют клятвы безграничной верности, обета безбрачия и хранения тайн венценосных особ - заранее данное слово надежно оберегает Элию от любых попыток сира Эртура завоевать ее, а значит, обесчестить. И Дейн без раздумий разрубил бы напополам любого, кто осмелился бы намекнуть на злоупотребление его служебными обязанностями.
Он убрал руку в некотором смущении, не представляя, что она чувствовала и слышала, когда пришла в себя. Стоит ли просить прощения за нечаянно сорвавшееся с губ имя, будто бы он был ей больше, чем вассал ее свекра и мужа? Стоит ли оправдывать прикосновение к ее лицу чрезмерной заботой? Или промолчать, понадеявшись, что дорнийская принцесса не сочтет за оскорбление излишнюю вольность рыцаря? Никогда еще Дейна не мучило столько сомнений, изматывая его душу.
Будучи еще резвым мальчишкой, он избрал для себя путь прямой и благородный, не всегда простой, но и не извилистый. Судьей ему была совесть, оружием - искренность. И, вероятно, богам это было по нраву: Воин внимал его молитвам, не оставлял его и уверенно вел к победам. Дейн сражался на турнирах и в боях с холодной головой и сердцем, не позволяя ярости или алчности застилать глаза туманной пеленой. Его меч рассекал воздух, доспехи, тела врагов с одинаковой силой, будто различий не существовало вовсе. Это не мешало ему быть хорошим другом, хорошим братом, любить добрые компании, и вовсе не выказывать себя кем-то вроде вечно хладнокровного нелюдимого вояки. Однако до сих пор разум и сердце будто бы шли одной дорогой. До Элии.
А что делать теперь, когда сердце кричало, умоляло об одном, а трезвый разум требовал иного, приводя неоспоримые аргументы, против которых сердцу даже нечего было возразить кроме страстно-безумного "хочу!"?
Принцесса заговорила, и поскольку она ни словом не обмолвилась о его вольности, Дейн также решил об этом промолчать. Как и о многом другом, что клокотало в его душе. Никогда ранее ему не приходилось скрывать от мира столько себя.
- О, вы привыкнете, уверяю вас, - он улыбнулся тоже, но лишь слегка. - В замке действительно очень душно, вот и все. Придут ветра или дожди, и вы почувствуете себя намного лучше.
Уверения, то ли правдивые, то ли ложные, прервались буквально на взлете, когда Элия взглянула ему в глаза и взяла за руку, а затем опустила в ладонь золотой кулон на цепочке. Его рука чуть дрогнула, когда ее коснулся металл, хранящий тепло дорнийского зноя ее кожи, который сводил его с ума.
- Я не могу это принять, - запротестовал Эртур, но до того, как отказаться вслух, уже знал, что примет. Примет, потому что не в силах отказаться от счастья иметь частичку Элии у себя, не украв ее и не завладев ею тайно. Сдался он быстро, поблагодарив молодую женщину искренне и от всей души. - Спасибо. Я буду хранить его как настоящую драгоценность. - У самого сердца, иное место ее нежданного дара не заслуживает.
Это было больше, чем он хотел и о чем мог мечтать, а потому рыцарь с некоторой тоской мысленно попрощался с намерением попросить ее о знаке отличия на турнире - момент был упущен, заговаривать об этом сейчас было бы попросту наглостью с его стороны. Однако Элия будто бы поняла все сама и вручила ему шелковый длинный платок, покрывавший и украшавший ее волосы. Он улыбнулся шире.
- Благодарю вас, принцесса, - с чувством произнес Дейн и благодарно и с уважением прижался губами сначала к бирюзовому шелку, затем к кулону, давая понять девушке, сколь ценны ее дары. Для принцессы они - ничто, для влюбленного рыцаря - целый мир. - Теперь я убежден, что смогу стать победителем. - "Теперь я просто обязан им стать."
Элия поднялась без его помощи, и Дейн с некоторой тревогой проследил за ее движениями, а затем поднялся и сам. Отряхнул плащ от травы и старых листьев, вновь закрепил на шее; бережно убрал кулон и обернул шелком рукоять меча. Теперь у него с собой есть золото дорнийского солнца и бирюза дорнийских раскаленных небес; в один миг он стал богаче всех рыцарей турнира, и будто бы заранее и заочно - его победителем.
- Не думаю, что вам сейчас стоит возвращаться в замок. До септы здесь недалеко...
Оставшийся путь действительно оказался намного приятнее, чем его начало. Из леса тянуло запахом листвы, а затем налетел ветер с озера и стало совсем свежо. Элия, казалось, совсем пришла в себя, и Дейн не мог налюбоваться на ее легкую походку, на изящные движения рук, на стекавшие по плечам и шее черные локоны... Время от времени принцесса и рыцарь перекидывались словом-другим ни о чем, но ему нравилось просто быть с ней рядом, любоваться тем, как она повернет голову на щебет какой-то пичуги в лесу, улыбнется то ли не самой удачной его шутке, то ли свои мыслям, легко откинет с плеча прядь волос. Потому, когда путь подошел к концу, ему показалось, что шли они слишком быстро.
Распахнув дверь септы, Эртур быстро, но внимательно окинул взглядом помещение - большой круглый зал был пуст, и только в семи нишах находились изображения богов, слепо взиравших перед собой и ждущих поклонения.
- Я подожду вас здесь, сколько будет нужно. Не торопитесь.

+3


Вы здесь » A SONG OF ICE AND FIRE ❖ DREAM OF SPRING » Ложная весна » Турнир в Харренхолле. Не моя любовь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC